(415x292, 23Kb)

За крахом израильско-палестинских переговоров последует новая волна насилия, точно так же, как "аминь" следует за молитвой, пишет Алтч.

В Белом доме сыграли пьесу театра абсурда. Все принимающие в ней участие актеры знают: мирного соглашения на Ближнем Востоке им не видать так же, как не видать эскадрилью летающих верблюдов на Южном полюсе. Но двое исполнителей главных ролей - премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу и председатель Палестинской автономии Махмуд Аббас все равно прочли написанные для их ролей слова, потому что так хотел режиссер, Барак Обама. Он получил за пьесу награду – Нобелевскую премию мира - еще до того, как подняли занавес. И, конечно, такая честь требует определенной ответственности.

Лучше переговариваться, чем стрелять, утверждают они, и это трудно отрицать. Но что произойдет, если переговоры зайдут в тупик и стрельба возобновится? Это уже случилось однажды, 10 лет назад. Американским импресарио тогда был Билл Клинтон. Он вытащил тогдашнего премьер-министра Эхуда Барака, сейчас занимающего пост министра обороны, а также ныне покойного главу Организации освобождения Палестины Ясера Арафата в Кэмп-Дэвид с тем, чтобы заставить их заключить мир. Переговоры были плохо спланированы и в конечном итоге провалились.

За этим последовала вспышка насилия: вторая палестинская интифада - Аль-Акса. Эхуд Барак проиграл выборы, а его место занял Ариэль Шарон, который дал жесткий ответ на акты терроризма. В конце концов он построил защитную стену, чтобы удержать террористов. Новая надежда появилась после того, как он вывел израильские вооруженные силы из Газы, но вакуум тут же был заполнен радикальным ХАМАСом. Газа стала пусковым полигоном для ракет, градом обрушившихся на Израиль. Продолжалось это до тех пор, пока израильская армия не нанесла ответный удар во время трехнедельной антитеррористической операции "Литой свинец".

Провал переговоров в Кэмп-Дэвиде ослабил умеренных с обеих сторон. Израиль резко поправел. Преемник Арафата, Аббас, контролирует лишь точку на Западном берегу. В Газе правит ХАМАС, и одного этого достаточно, чтобы исключить любую возможность сосуществования двух государств, потому что де-факто есть третье государство - Хамастан. Что думает радикальный ислам о мирной конференции в Вашингтоне, показало изуверское убийство четырех еврейских поселенцев, но – не на границе с Газой, а на "подконтрольном" Абу-Мазену Западном берегу. Теперь те, кто действительно хотят мира, должны просто игнорировать фундаменталистов, которые против него. Но проблема в том, что простого политического стремления к миру не хватает.

Хотя Нетаниягу (некоторые, возможно, об этом забыли) уже пошел в 1998 году на уступки палестинцам в Уай-плантейшн, по-прежнему трудно представить себе, что он – единственный из всех - приведет к воцарению мира в регионе. Обаме уже пришлось инсценировать кризис в американо-израильских отношениях с тем, чтобы заставить Нетаниягу согласиться на временное прекращение расширения израильских поселений. Срок моратория истекает 26 сентября. И это будет первым испытанием, пишет автор. Если Израиль возобновит расширение поселений, палестинцы прекратят участвовать в переговорах. Если Нетаниягу продлит мораторий, он потеряет своего министра иностранных дел Авигдора Либермана, и, таким образом, расколется его коалиция. В этом случае он мог бы привлечь в правительство оппозиционную партию "Кадима". Однако пока открытым остается вопрос о том, на самом ли деле хочет Нетаниягу мира, и если да, то какого?

Еще более сомнительно влияние Аббаса в деле достижения компромисса. В лице предшественника Нетаниягу - Эхуда Ольмерта он имел дело с гибким противником. Ольмерт предложил пойти на территориальные уступки, разделить Иерусалим и решить проблему беженцев – то есть коснулся всех элементов любого мирного соглашения. Однако само соглашение подписано так и не было. Почему та же логика должна сработать теперь с Нетаниягу, который ещ до начала переговоров заявили, что Иерусалим навсегда останется неделимой столицей Израиля?

Обама оказывает на обе стороны гораздо большее давление, чем любой из его предшественников. Но при неблагоприятном положении звезд он пробуждает преувеличенные надежды, которые могут легко превратиться в горький гнев. Лучше бы он открыл летное училище для верблюдов и не занимался крайне опасным мнимым миротворчеством.

ZMAN.com

Написать комментарий

вернуться к странице